Палеоценовая эпоха

На палеоценовую эпоху приходится при­мерно 7, млн. лет. С ее начала до на­ших дней прошло 60 млн. лет.

Море, начавшее отступать в конце мелового периода, еще больше сократилось в размерах. Северо-Атлантический континент соединялся теперь с поднявшейся из морской пучины Евро­пой, но юг современной Европейской части СССР был залит еще морем. Северная Америка соединилась с Южной. Климат палеоцена .был ровный, теплый и влажный. Пальмы и древо­видные папоротники в большом количестве ро­сли на всех северных материках. Вечнозеленые субтропические деревья составляли главную массу палеоценовых лесов. Значительно реже встречались предки наших деревьев с опадаю­щей листвой. Рекомендуем сайт любителей легкой атлетики: пробеги свою дистанцию и получи медаль!

В палеоценовых морях появились первые нуммулиты — наиболее крупные из однокле­точных организмов. Они были настолько мно­гочисленными, что из скопления их раковин образовались пласты мощных нуммулитовых известняков. Палеоценовые кораллы и губки близки к современным. Из иглокожих особен­ным распространением пользовались морские ежи. Плеченогие и мшанки стали значительно менее разнообразными, .чем прежде. Из мол­люсков явно преобладали двустворчатые и брюхоногие, заменившие почти исчезнувших го-ловоногих. Членистоногие были близки к сов­ременным.

В палеоцене кончилось господство пресмы­кающихся. Ни на суше, ни на воде, ни на воз­духе не было больше гигантов мелового периода. На Земле остались жить лишь черепахи ящерицы, змеи и крокодилы, очень близкие к современным. В

воздухе в это время летали уже настоящие, беззубые птицы. Птицы, имев­шие зубы, навсегда исчезли с лица Земли.

Млекопитающие, занимавшие весьма подчи­ненное положение в природе на протяжении всей мезозойской эры, теперь становились все многочисленнее и разнообразнее. Их быстрому процветанию способствовало вымирание пре­смыкающихся. В палеоцене еще жили многобу-горчатозубые млекопитающие. Относящийся к последним травоядный птилодус был ростом приблизительно с кошку. Его пе­редние зубы-резцы напоминали резцы крысы. Другие многобугорчатозубые, были крупнее пти-лодуса. Они достигали размеров бобра. Из сумчатых животных особенно часто встре­чались древесные сумчатые крысы — опоссумы . Эти маленькие пятипалые зверь­ки, возможно, были предками более молодых сумчатых.

Настоящие плацентарные млекопитающие были уже разнообразны, но по многим особен­ностям своей организации они еще недалеко ушли от меловых насекомоядных предков. По Земле бегали предки ежей и близких к ним животных. По деревьям карабкались насекомо­ядные, похожие на современных тупай. Эти жи­вотные по образу своей жизни и по строению уже приближались к современным полуобезья­нам, или лемурам. Здесь же в листве деревьев скрывались и отдалённые предки настоящих обезьян, по строению напоминающие современ­ного долгопята. Долгопят — это маленькое, большеглазое животное, прыгающее на задних ногах. Прежде его относили к лемурам, но те­перь по особенностям строения черепа выделя­ют в особую группу и сближают с обезьянами. В палеоцене появились настоящие летучие мы­ши, предками которых были древесные насеко­моядные млекопитающие. От последних, обра­зуя особую ветвь, в палеоцене же отделились растительноядные тениодонты. Эти животные по внешности несколько напоминали теперешних ленивцев, но отличались от них довольно боль­шим хвостом. Многие из них, например псита-котерий, достигали размеров волка. Для своего века это были очень крупные жи­вотные.

В палеоцене появились хищники—креодонты. Они еще значительно отличались от современ­ных хищников и имели много общего с насеко­моядными. Их мозг был мал, когти на пальцах тупые и похожи на копытца. Палеоценовые креодонты имели острые клыки, но у них среди коренных зубов еще не было отдельных больших режущих так называемых «хищных» зубов. По образу жизни и питанию креодонты сильно раз­личались между собой. Трицентес, величиной с хорька, вооруженный острыми когтя­ми, питался насекомыми и лишь иногда трупами мелких млекопитающих или пресмыкающихся. Длиннохвостый, ростом,-с медвежонка и, похожий на него кленодонт хотя и кормился животной пищей, но не отказывался и от расти­тельной, подобно современным медведям. Попа­дались и настоящие травоядные, копытные жи­вотные. Из последних, напоимер, эупротогония , длиной до 80 см, принадлежала к первичным копытным — кондиляртрам. У этих копытных было еще много общего с хищ­никами. У них мы находим большие клыки и на пальцах копытообразные или даже. насто­ящие когти. На ногах у них по пяти пальцев и самый длинный из них—третий (средний) па­лец, как у современных непарнопалых (тапиров, носорогов и лошадей). Весьма вероятно, что эупротогония — далекий предок этих животных. В тени лесов жили довольно крупные, величи­ной со среднюю собаку, представители группы амблипод—пантоламбды (табл. IX, 10). Эти приземистые пятипалые копытные с массивным хвостом и сильными клыками были отдаленными родственниками слонов (хоботных животных).